понедельник, 31 октября 2016 г.

Бренды Российской империи. Алкоголь. Часть 1

Большинство компаний о которых мы будем говорить в рамках этой серии имели статус "Поставщик Двора Его ИМПЕРАТОРСКОГО Величества" или же "Поставщик Высочайшего Двора и Великокняжеских Дворов". Этакий высший знак, символ признания и расположения власти. Получить такой статус было очень почетно, но крайне сложно. Скажем, компания, о которой мы сегодня поговорим, добивалась этого права аж 38 (!) лет. Вот так то.

Российская империя пусть и не в таком большом объеме, имела свои бренды, которыми гордилась вся страна, и которую знали в Европе и в мире. Так давайте немного вспомним о них :


Ну и начнем с одной из самых уважаемых мною компаний, которая развернулась буквально с 0, достигла торгового Олимпа, и чье имя помнит до сих пор, хотя самой компании уже и нет давно. Ибо у нее очень громкое наследство получилось :-)) Почему? Нууу...я приведу пару названий: "Спотыкач", "Ерофеич", "Рябина на коньяке", "Зубровка", "Наири", "Двин", "Арарат", "Кизляр","Десна", "Белый Аист". Знакомо? :-)))) Ко всему этому имеет непосредственное отношение фирма «Шустовъ и сыновья» пусть даже названия некоторых продуктов, приведенных выше, были разработаны уже в середине 20 столетия.

Колокол - фирменный знак "Шустовъ и сыновья"

Основанная в 1863 году в качестве торгового дома поздним ребенком волноотпущенного крестьянина Николаем Леонтьевичем Шустовым, это компания трудно начинала. Мало денег, мало влияния, слишком сложный и тесный рынок. Вообще, удивительно, что Николай Шустов решил торговать хлебным вином (именно так называлась тогда водка). Ведь его отец сильно пил и практически довел семью до разорения. Николай же решил сделать из этого бизнес.

Николай Леонтьевич Шустов

Использовав деньги купца-тестя, Николай Шустов нанял 3 рабочих и арендовал нужное помещение на Маросейке (Москва), закупив необходимое оборудование. Малые объемы производства компенсировали хорошим качеством продукции. Это, также как и четкий контроль за работниками (прежде всего с точки зрения пристрастия к "зеленому змию") стали фирменным знаком компании на все года. Но дело не шло. И тогда Шустов принял судьбоносное решение - не закрывая водочное производство, он перестроился на создание наливок и ликеров.

Плюс, абсолютно гениальное на тот момент рекламное решение - нашел нескольких студентов, которые за хорошую плату ходили по кабакам и требовали везде подать именно «шустовские» водку и наливки. Студентам разрешалось даже немного подебоширить – на сумму не больше 10 рублей. Их заработком был процент от заказов, поступивших на фирму от «окученных» ими предприятий общественного питания и питья. Таким образом, за короткое время все московские кабатчики узнали о существовании этой фирмы и ее продукции. И дела резко пошли в гору. Настолько хорошо, что вскоре он значительно расширил производство и нанял множество новых людей.

Компания росла очень интенсивно, поэтому в 1896 году она была преобразована в паевое товарищество с капиталом в 1 000 000 (!!!) рублей. Во главе товарищества встал старший сын Николая Леонтьевича – Николай Николаевич. Сам Николай Лентьевич к тому моменту тяжело болел и вскоре умер.

Николай Николаевич Шустов

Николай Николаевич со своими братьями Павлом, Сергеем, Василием вскоре сделали очередной смелый и интересный шаг, ставший для компании судьбоносным. В 1899 году за 50 000 рублей у купца Нерсеса Таирова они купили убыточный завод о производству бренди в Эривани (Ериван), и решили сделать основной акцент на продвижении именно этого напитка. Так появился знаменитейший шустовский коньяк.

Завод в Армении

Почему именно коньяк, а не бренди? Тут есть одна легенда. В 1900 г. Николай Николаевич инкогнито послал на выставку в Париж образцы своей продукции. Профессиональное жюри единогласно присудило неизвестному виноделу Гран-при. А узнав, что победитель конкурса не француз, в порядке исключения разрешили Шустову писать на своих бутылках не «бренди», а «коньяк». Вот поэтому армянские крепкие напитки типа бренди и называют коньяки. И если я не ошибаюсь, это чуть ли не единственное исключение для напитка, произведенного за границами французской провинции Коняьк

Вскоре были построены новые заводы в Араратской долине, а также вытеснены конкуренты. К 1917 году 80 % армянского коньяка было шустовским. Кроме Армении был основан завод в Кизляре, были куплены производства в Одессе и Кишиневе.

Началась агрессивная реклама за рубежом. По заветам своего отца Николай Николаевич Шустов придумал свое ноу-хау для продвижения бренда. Он лично отобрал два десятка молодых юношей из хороших семей, положил им хорошую зарплату и на свои деньги послал в Европу и в Америку. В обязанности этих секретных шустовских агентов входило не менее чем два раза в день заходить с дамой в какой-нибудь шикарный ресторан, заказывать великолепный стол, а когда сервировка подходила к концу, просить обязательно принести «бутылочку шустовского коньячка». В ответ на заявление официанта о том, что про такую марку здесь никто и слыхом не слыхивал, молодой человек удивленно поднимал брови и, делая вид, что не верит своим ушам, переспрашивал: «Как, у вас нет шустовского коньяка, самого лучшего коньяка в мире?» Получив утвердительный ответ, он поднимался, извинялся перед дамой за то, что привел ее в эту «забегаловку», полностью расплачивался по счету, хотя не притрагивался ни к чему, и, пообещав, что никогда впредь ноги его здесь не будет, покидал заведение. Стоит ли говорить о том, что уже спустя месяц после начала акции все крупные западные рестораны, а вслед за ними и рестораны помельче, в спешном порядке стали заказывать странную марку из России. Пошла она весьма хорошо.

Вот такой вот незамысловатый маркетинг :-) Но работала.
Только Англия ежегодно закупала у Шустовых 120 тысяч бутылок коньяка, бреди, водки и наливок. Чего там говорить, если сам Уинстон Черчилль впоследствии подсел на советский коньяк "Двин", сделанный по рецептуре и технологии Шустовых, называл его даже в разговорах со Сталиным не иначе как шустовским коньяком.

В Компания «Шустов и сыновья» в 1912 году получила то, к чему долго стремилась - стала официальным поставщиком двора Его Императорского Величества. К тому времени годовой оборот фирмы составлял огромную для России сумму – 10 000 000 рублей, а ее активы оценивались в 6 000 000 рублей. Вот такие вот дела.

Бизнес разрушил 1917 год. Заводы были национализированы, а сами Шустовы кто погиб, а кто отправился в иммиграцию. Кстати, среди дальних потомков Шустовых прекрасный актер Зиновий Гердт.
С тех пор несколько раз были попытки воссоздать бренд, но в целом - это больше дань уважения, чем реальные попытки. Так скажем на Одесском заводе выпускается коньяк (бренди) Шустов.
Продолжение следует...